пятница, 18 ноября 2011 г.

Мысли после конференции...

Иногда долгие годы не вспоминаешь некоторые события жизни, не то чтобы совсем про них не помнишь, они как бы записаны в истории памяти, коротким пунктом. Но стоит оказаться в каком-то месте, услышать мелодию, встретить человека или найти какой-то предмет, связанный с тем забытым событием, и память восстанавливает всё до мельчайших подробностей.
Вчера состоялось торжественное открытие 3 всероссийского фестиваля молодые  писатели вокруг Детгиза и была конференция, а  проходило всё в Пушкинском Доме, и как-то не сразу, а только через пару часов, я начала вспоминать такой же ноябрьский день  15 лет назад, тогда я училась в 11 классе. И была в числе школьников, пришедших в Пушкинский Дом, на юбилей Дмитрия Сергеевича Лихачёва, тогда 28 ноября 1996 года ему исполнилось 90 лет. Учась в школе, мы с сестрой занимались в театральной студии, делали кукол-марионеток, и в подарок Дмитрию Сергеевичу мы сделали марионетку-Пьеро.  В  Пушкинском Доме, в конференц-зале мы  подарили её, и принимая куклу Дмитрий Сергеевич, наклонился и поцеловал марионетке руку.
Так это вспомнилось удивительно подробно. Вспомнилось волнение, зал казался  гораздо больше, чем сейчас и светлее, да и жизнь та, которая была впереди, казалась такой же просторной и светлой, и лёгкость…была лёгкость, было именно волнение, а не стеснение, наверное, потому, что всё было искренней. Тогда я не понимала величины и глубины духовности Дмитрия Сергеевича Лихачёва, но, скорее всего, чувствовала, не его старость запомнилась мне, а любовь и мудрость, которые были в каждом движении и в каждом взгляде.
Вчера первой на конференции выступала Евгения Оскаровна Путилова доктор филологических наук, профессор.  Евгения Оскаровна  родилась в 1923 году, меня поразило, что человек на пороге своего 90летия, может иметь силы и духовные и физические, чтобы с таким огнём, верой и любовью говорить о детской литературе, и не просто говорить, казалось что за каждым словом большой человеческий опыт, опыт этого поколения людей, поднявший многих на невероятную духовную высоту. Евгения Оскаровна слушала все выступления восьмичасовой конференции, и в конце ещё нашла силы обратиться к молодым писателям.  И мне стало как-то неловко, от своих мыслей о тусклом, неуютном зале, который когда-то казался большим и светлым, от внезапной хандры, от какой-то неуверенности, стало неловко и стыдно…

вторник, 15 ноября 2011 г.

3 всероссийский фестиваль «Молодые писатели вокруг ДЕТГИЗА»

Завтра в Петербурге откроется третий всероссийский фестиваль "Молодые писатели вокруг ДЕТГИЗА".  Для меня этот фестиваль имеет очень большое значение, хоть я и художник. Знакомства, которые произошли на фестивале в предыдущие годы, помогли мне по-новому ощутить себя в мире детской книги.
Я рада, что Детгиз вопреки своей трагической истории, сейчас снова становится  центром, вокруг которого собираются писатели и художники, и  в нём, как и раньше, в первые годы существование издательства, внимательно  относятся к молодым. 

воскресенье, 13 ноября 2011 г.

* * *

Задумала сделать одну детскую книжку-картинку для самых маленьких. И пока собираю материал, продумываю стилистику и делаю эскизы, решила поделиться своей идеей и заодно спросить совета. Когда Тае было полтора годика, в каком-то журнале она увидела фотографию, на которой человек скорчил рожу, ей  понравилось, она смотрела и пыталась повторить и очень радовалась. Тогда я специально скачала из интернета фотографии людей корчащих рожи, всё собиралась поснимать друзей и родственников, но как-то руки не дошли, и мы использовали только скаченное. Но это всегда было весело, мы вместе смотрели и старались повторить, кривили рот, двигали бровями. Тогда я захотела сделать такую книжку. И вот наконец собралась. Пока это две книги одна с рожицами, другая с разными эмоциями, композиция книги очень простая. На каждой странице крупно лицо, сейчас работаю с фотографиями, но вот со стилистикой пока не определилась. Фотографии надо как-то обработать. А для эмоций, думаю надо снимать лицо в гриме. Может кому-то встречались аналогичные книги, буду очень благодарна за информацию. И ещё мне бы очень пригодились любые наблюдения за детьми, изучающими возможности своих мимических мышц.

суббота, 12 ноября 2011 г.

Город Детства

С 19 по 23 ноября состоится общегородская выставка – фестиваль детской книги и детского творчества «ГОРОД ДЕТСТВА» (проводится с 2001 года при поддержке Комитета по культуре Правительства Санкт-Петербурга). В 2011 году «Город Детства» посвящён двум событиям – 130-летию выхода в свет книги Карло Коллоди «Приключения Пиноккио» (Год Италии в России) и 75-летию детского журнала «Костёр».

пятница, 11 ноября 2011 г.

Тревоги совести

Заметила, что последнее время в кругу друзей и даже некоторых близких родственников стараюсь лишний раз не упоминать слова интеллигенция, интеллигент.  Иногда они вызывают неожиданную реакцию,  раздражение и насмешку. И пришлось приложить немало душевных сил, чтобы самой себе ответить на вопрос, а кто же я.
Сейчас, погрузившись в проблему зарабатывания  денег и воспитания ребёнка, эти слова относительно ко мне показались слишком пафосными. Но мне подумалось, что чтобы  там не казалось, это не избавляет меня от ответственности, которая конечно на мне лежит, как на всяком человеке причастном к культуре. И поэтому именно интеллигентность это то, что я должна в себе стяжать.
Конечно сейчас, можно сказать, что всё равно как ты называешься, главное, кто ты есть на самом деле. Но может это заблуждение. Относительно меня, появление таких мыслей расцениваю как внутреннюю несвободу и зависимость, в чем-то даже трусость. Качества не свойственные русской интеллигенции. Что же мешает мне сейчас не дрогнувшим голосом сказать « я интеллигент». Что-то не в порядке с совестью? Ложная скромность? Или большое заблуждение, которое предстоит преодолеть?

Новая книжка вышла!

В августе я писала о том, что работаю над книгой про волшебника, короля, ведьму, мальчика...А вот она и вышла! Это сказка венгерского писателя Пала Бекеша "Горе волшебник". Издательский дом КомпасГид







четверг, 3 ноября 2011 г.

Берусь за новую книгу.

Получила в Детгизе новую работу. Книга А. Введенского "Лето". Странно думать, что вот если бы Детгиз не решил переиздать эту забытую книжку, какого бы сокровища лишились сегодняшние дети. Берусь за работу с чувством, что делаю эту книгу в первую очередь для своей дочки. С замиранием сердца думаю о том, какой она может стать для неё радостью, как она ей сейчас нужна, а значит и всем детям, находящимся в прекрасном возрасте от 2 до 5.
  Мальчик Петя двух с половиной лет и его сестра Катя четырёх лет с мамой и папой уезжают из Ленинграда на всё лето, на дачу! Книга состоит из коротких историй о лете и о детях, о маме и папе, о птицах, колосьях, лошадках, коровах, о дожде и о молнии...о радостном и страшном. А между историй стихи, да и сами истории как стихи в прозе, столько в них музыкальности и лиричности. 
"Какой чудесный, красивый луг был на даче! С яркими цвета­ми, с травой, такой густой и высокой, что Петю и Катю среди этой травы и видно не было. Для них трава была – все равно, что деревья; для них был луг – все равно, что лес.
Словно птицы над лесом, летали над лугом бабочки, и кружи­лись стрекозы, пчелы и шмели. Стрекотали куда-то запрятавшие­ся кузнечики, а по земле и по высоким длинным стеблям ползали разноцветные блестящие жуки – одни медленно и важно, а другие бежали со всех ног, словно они куда-то торопились..."
ПЕСЕНКА  О  ЛОШАДКЕ
Ты беги, беги, лошадка,
Гоп, гоп!
Гоп, гоп!
По дорожке ровной, гладкой
Топ, топ!
Топ, топ!

Ты скачи все прямо, прямо
Цок, цок!
Цок, цок!
Мимо папы, мимо мамы
Скок, скок!
Скок, скок!

Пролетел над старой хатой
Дрозд, дрозд,
Дрозд, дрозд.
Мы проехали горбатый
Мост, мост,
Мост, мост.

Стал в лесу на толстой ножке
Гриб, гриб,
Гриб, гриб.
А колеса по дорожке
Скрип, скрип,
Скрип, скрип.

Под березою высокой 
Тень, тень,
Тень, тень.
Там я сяду на широкий
Пень, пень,
Пень, пень.

Пой на ветке, зяблик, сладко,
Пой, пой,
Пой, пой.
Мы приехали, лошадка,
Стой!
Книга кончается тем как дети прощаются с летом,  садом, с петухом, телёнком и обещают вернутся через год...
– Петя, – сказала мама, – для чего ты мне лягушку принес?
– Для того, – сказал Петя, – чтобы ты ее в чемодан спрята­ла и в Ленинград привезла. А ты ее потеряла.
– Глупый ты, – сказала мама, – она бы умерла в чемодане.
– Нет, не умерла бы, – сказал Петя.
И он уже собрался заплакать, но тут вошли папа и дядя Иван Тимофеевич с кнутом, и папа сказал:
– Ну, поехали.
Мама одела Петю и Катю, оделась сама, папа взял чемоданы, Катя – куклу, Петя – Мишку, мама – Петю, и все вышли из дому. Бабушка, Оля и Андрюшка стояли на крыльце.
– Час добрый! – оказали они.
– Счастливо оставаться! – ответили Петя и Катя, – летом опять приедем.
И мама, Петя и Катя сели на чемоданы. И так как накрапывал дождь, то мама раскрыла зонтик.
Потом Иван Тимофеевич дал Пете вожжи. Петя сказал:
– Но! – и телега тронулась.
Прощай, прощай дача!
Книга была подписана к печати в апреле 1941, наверное в ней описывается последнее предвоенное лето, мирное лето, сыну Введенского тогда было четыре года, а в сентябре 41 Введенский был арестован и через несколько месяцев скончался от плеврита.  Сегодня я рисовала Петю и Катю их маму и папу и заплакала от того, что мне стало так за них страшно, так захотелось чтобы они были живыми и такими же счастливыми. Пусть их новое счастливое лето наступит в моей  книжке...